www.myasnikov.net
Сайт посвящен творчеству художника Мясникова Игоря, галерея картин, живопись, рисунки, акварели, авторская фотография
купить картины для интерьера
КУПИТЬ КАРТИНУ
«Родная газета» Коллекционирование картин
Т.Басова
Вся правда о коллекционерах произведений искусства в России

Собирание предметов искусства - одно из самых опасных увлечений. Оно связано с миллионами долларов, кражами-взломами и даже убийствами. А имена частных коллекционеров то и дело звучат в связи с подделками, спекуляциями и нарушением законов. Всю правду о частном коллекционировании корреспонденту "Родной газеты" Татьяне БАСОВОЙ рассказал Михаил ПЕРЧЕНКО, владелец лучшей в России коллекции классического западноевропейского искусства, директор Московского аукционного дома.
— Прежде всего надо разграничить понятия "собрание" и "коллекция". Грань тонкая, но она существует. Собирать можно все что угодно, хоть утюги, хоть пряники, но коллекция - это строго отобранные по теме вещи высочайшего художественного уровня и качества. Коллекционер должен уметь отказываться даже от самых дорогих его сердцу вещей в пользу лучших. Я, скажем, не могу приобрести картины, которые выставлены в мюнхенской Пинакотеке, но у меня есть вещи, которые могли бы там висеть.

— Это самое интересное: что у вас есть?

— Извините, тайна. Могу сказать, что одно из полотен происходит из дома герцога Феррарского. За несколько веков оно прошло через много рук, пока не досталось мне.

— Где вы покупаете картины?

— В России я вообще ничего не покупаю. У меня есть доступ к ста настоящим знатокам в мире, я знаю места, где очень хорошие вещи можно приобрести по вполне доступной цене. И - подлинные. Что до аукционов, то мне бывает смешно, когда новый русский с гордостью рассказывает, что купил картину на Сотби или Кристи. Ведь знаменитые аукционы работают в основном для дилеров, торговцев произведениями искусства. А эти прожженные дельцы такого "новорусского" покупателя держат за лоха и ничего хорошего купить ему просто не позволят!

— Случалось, что вам подсовывали подделки?

— Поначалу - да. Были якобы "голландцы" немецкого происхождения - в XIX веке в Германии работали художники, которые писали на старых фламандских досках и специально "под голландцев". Сейчас меня практически невозможно обмануть. А вообще, подделок очень много. Процентов 85 продаваемого русского искусства - подделки. Пользуясь всплеском моды на отечественных живописцев, целые бригады весьма квалифицированных мастеров успешно работают, легко продавая новоделы нуворишам.

— Тогда насколько можно доверять заключениям экспертов, которые прилагаются к произведениям искусства в галереях и антикварных магазинах?
>
— Мое мнение: доверять нельзя никому. Только себе. Хотя я доверяю еще двум людям - Владимиру Садкову и Патрису Новбари.

— А вообще коллекционирование - хобби или профессия?

— Безусловно, профессия. Причем элитная. На искусствоведа можно выучиться, но знатока - никогда. Нужно иметь врожденный "абсолютный глаз", если говорить по аналогии с абсолютным слухом.

— Когда вы поняли, что эта профессия - ваша?
>
— Мне было лет десять, я по желанию мамы готовился стать скрипачом. Путь в музыкальную школу лежал мимо антикварного магазина. Меня словно магнитом тянуло к витрине... Потом судьба свела меня с удивительными людьми, коллекционерами от Бога - Шустером, Варшавским, Вишневским. Не подозревая еще во мне конкурента, они учили меня смотреть и видеть. Свою первую вещь я купил в 17 лет, с первой зарплаты. Это была фарфоровая чашка с изображением Александра Первого и его жены, подаренная придворными к серебряной свадьбе. Стоила она 15 рублей. Потом ее на что-то выменял. Я ведь сначала собирал русское искусство, русскую мебель из карельской березы. Потом все это продал.

— Чтобы стать коллекционером, необходимо быть богатым человеком?

— Конечно нет! Надо просто жить искусством, своей коллекцией. Настоящий коллекционер тот, кто умеет буквально на помойке, среди хлама находить шедевры, может разглядеть среди рухляди подлинные раритеты. Пример - Феликс Евгеньевич Вишневский. Он на себя не тратил ни копейки. Помню, идя в гости, мы ему сахар несли. Всю жизнь он ходил в одном и том же потертом костюмчике, а в потрепанном портфеле у него лежали 30 тысяч рублей - огромные деньги в 1970 году. Легенды складывали, как он приходил в антикварный магазин, высматривал какую-нибудь картину, доставал грязный носовой платок, протирал ее, рассматривал, нюхал, а потом оказывалось, что неприглядный, со многими записями холст, купленный по дешевке, - творение Рокотова или Тропинина. У него было фантастическое чутье на шедевры! Таких, как он, немного, но только таким и может быть настоящий коллекционер - "больным", сдвинутым на искусстве. Такие "шизики" спасали непризнанных гениев от голода, а их картины - от уничтожения, собирали по барахолкам и чердакам уникальные полотна, открывали целые направления в искусстве, в буквальном смысле выхватывали из революционных костров иконы и "чуждые" картины, страдали из-за своей страсти, но именно им мы обязаны сохранением целых пластов культурного наследия. Сам Вишневский в сталинские времена дважды попадал на Лубянку, его высылали, сажали, а коллекции, несмотря на государственную охранную грамоту, конфисковывали. Да и позже, примерно раз в шесть-восемь лет, Вишневского вызывали "в органы" и "предлагали" передать коллекцию государству. Так его коллекции стали ядром собраний музеев в Иркутске, Донецке, Саратове, Якутске. В Москве на основе коллекции Вишневского открыли музей Тропинина и московских художников его времени. Отдав очередное собрание в 100-200 картин, он начинал все сначала, потому что жить без этого не мог.

— А вам приходилось что-то случайно найти, купить шедевр за копейки?

— Очень дешево купить хорошую вещь - да, но не более, хотя и слышу истории, как кто-то, например, недавно купил в Англии за 10 фунтов картину Коровина. Я вообще за всю жизнь без долгов едва ли месяц жил. Но постепенно коллекция начинает сама себя содержать - накапливается "обменный фонд", что-то продаешь, что-то покупаешь.

— Можете назвать цену какой-нибудь российской коллекции?
— Нет! И не только по соображениям этики - цены постоянно меняются. Простой пример. Два года назад моему приятелю, коллекционеру западной живописи, предложили картину Хендрика Аверкампа, нидерландского мастера начала XVII века, за два миллиона долларов. Он отказался, а сейчас купил ее за восемь. Объяснил мне: "Это последняя качественная картина Аверкампа, оставшаяся в свободной продаже".

Серия громких ограблений в конце ХХ века и действия налоговой полиции заставляют обладателей сокровищ держаться в тени, а то и вовсе уходить в подполье. Поэтому имена собирателей назвать трудно.

Среди тех, кто не боится "публиковать" свои сокровища, президент Альфа-банка Петр АВЕН. По словам специалистов, он обладает коллекцией живописи мастеров Серебряного века поистине музейного уровня.

Широко известна коллекция яиц Фаберже, недавно приобретенная промышленником Виктором ВЕКСЕЛЬБЕРГОМ у Малькольма Форбса за 90 миллионов долларов. В антиквариат сегодня охотно вкладывают деньги и не стесняются объявлять об этом во всеуслышание. Бизнесмен Владимир ЛОГВИНЕНКО, например, не скрывает, что заплатил за скандально известную картину Рубенса "Тарквиний и Лукреция" почти 90 млн. долларов, а за его же полотно "Союз Земли и Воды" - 20 млн. долларов.
Солидную коллекцию картин русского авангарда приобрел владелец сети магазинов "Арбат-Престиж" Владимир НЕКРАСОВ. К ним он добавил значительное количество живописных полотен советского и постсоветского периода. Среди последних пополнений - огромная картина Татьяны Назаренко "Пугачев", демонстрирующаяся сейчас в Третьяковке. На сегодняшний день у него более 7000 полотен, которые он намерен разместить в собственном музее.

Ценную коллекцию иконописи ХV-ХХ веков собрали искусствоведы для бизнесмена Виктора Бондаренко. В числе его досок такие раритеты, как "Чудо Георгия о змие", написанная мастером новгородской школы в конце ХV века. Уникальность ее в том, что конь под Георгием Победоносцем не белый, как обычно, а черный. Тем не менее считается, что коллекция Бондаренко лишь третья по значимости среди частных коллекций икон в России. Вторая принадлежит Владимиру Логвиненко, а владелец первой просил не называть его имени, но поведал, что свои 40 икон высочайшего уровня мастерства и сохранности собирал на протяжении 35 лет.

К другому типу - коллекционеров-подвижников - принадлежат известный правозащитник Сергей ГРИГОРЬЯНЦ и искусствовед Валерий ДУДАКОВ, который руководит Московским клубом коллекционеров изобразительного искусства. В свое время Дудаков вместе с Раисой Горбачевой устраивал первые выставки частных коллекций в Российском фонде культуры.

Лингвист Юрий НОСОВ имеет коллекцию живописи ленинградских художников 1920-1940 годов. В годы, когда не то что холсты - люди исчезали без следа, он спас картины, а позже ввел в научный обиход такое понятие, как ленинградская школа живописи первой трети ХХ века.
В советское время уникальную коллекцию русского авангарда собрал известнейший коллекционер Георгий Дионисович КОСТАКИ. А уезжая на жительство в Грецию, большую часть коллекции подарил Третьяковке.
В канун Нового 2005 года, московский коллекционер Борис ОДИНЦОВ, более 70 лет собирающий русскую живопись, пережил потрясение: у него украли шесть картин, среди которых были произведения Константина Коровина и Елизаветы Бем. А под Старый Новый год они вернулись на место. Начальник федеральной службы "Росохранкультура" Виктор ПЕТРАКОВ рассказал корреспонденту "Родной газеты":
— Узнав о хищении, мы моментально связались со всеми, кому, по нашим предположениям, воры могут предложить картины из одинцовской коллекции, и действительно нашли и картины и воров.
— И часто грабят коллекционеров?
— Ну, раз десять в год примерно.
— Вам все равно, чьи ценности охранять - музеев или частных лиц?
— Ирония напрасна - наша служба коллекционеров любит и ценит. Они, к сожалению, у нас бесхозные. Государство ими не занимается, а без них культура бы обеднела. Сильны еще представления советских времен: мол, подозрительные личности, спекулянты, чего им помогать - отобрать все ценности в музеи. Коллекционерам мы обязаны куда больше, чем хотим признаться. Важно, чтобы на антикварном рынке появлялось больше произведений искусства, чтобы их привозили в Россию. Для этого необходимо юридическое обеспечение. Вот в феврале прошлого года приняли закон, по которому можно беспошлинно ввозить антиквариат. Закон предусматривает возможность включения частных коллекций в негосударственную часть музейного фонда России, но идут на это немногие. Наш коллекционер запуган, он не спешит "засвечиваться", от греха, мол, подальше.
www.artlib.ru
 
Статьи из разных источников
читать далее